Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  
Календарь

«ЭКЗОРЦИСТ». Рассказ-быль.

Отец Владимир до принятия сана был филологом. И хотя говорят, что «бывших» не бывает, но в те времена невиртуальной реальности выплеснуть свой словарный запас в сеть не было возможности и его прошлое плотно покрывалось кадильным дымом. После хиротонии получил назначение в Крестовоздвиженский храм Иркутска. Этот храм расположен в самом центре города. Поэтому, а еще и потому, что в те годы многие ныне действующие храмы были закрыты, храм имел очень много и прихожан и захожан. Это способствовало тому, что молодые священники быстро набирались опыта приходской жизни. Однажды, отслужив Литургию, отец Владимир собирался ехать в небольшую гостиницу при епархиальном управлении, которая в то время служила ему домом. Выйдя из алтаря он столкнулся с мужчиной просившим освятить квартиру. Отец Владимир был в храме один – двое других батюшек, с момента появления молодого священника, старались убежать домой пораньше. Он не обижался, во-первых, видел их усталость, во-вторых, сам хотел все попробовать. Освящать квартиру еще не приходилось, и он сразу согласился. Взяв водосвятную чашу, кропило, требник и все необходимое, сел в «Ниву», принадлежавшую просителю требы.

Ехать надо было на окраину и мужчина стал рассказывать свою историю.
Прожили с женой больше двадцати лет. Трое детей — старшему сыну двадцать, младшей дочери — год. Жена иногда посещала храм, молилась и дома. С недавнего времени ее стала преследовать навязчивая мысль о неверности супруга. Она видела, что годы старят её быстрее, чем его. Этим мыслям способствовало и то обстоятельство, что муж по долгу своей работы часто задерживался допоздна. Навязчивая мысль постепенно перешла в неотвязную идею – узнать правду. Однажды, перед сном, она в сердцах сказала себе – отдала бы и душу, лишь бы знать, с кем он.
Утром ее разбудил голос, который очень ясно произнес: «Проснись». Она открыла глаза и тут же услышала: «Он у соседки». Быстро поднявшись и накинув халат, позвонила к соседке. Попросив соли и оглядевшись, поняла, что мужа здесь нет. Выйдя на лестничную площадку, подумала — показалось со сна. Однако голос тут же заявил, что это шутка, а муж находится у другой женщины.
С этого дня начались ее мучения. Голос преследовал. Он будил ее ночью и не давал покоя днем. Самое страшное заключалось в том, что когда она бросалась к иконам и начинала молиться, голос говорил ей: «Можешь не стараться, там тебе не помогут». Домашние видели, что у нее депрессия, но причины не знали.
Так прошло несколько месяцев. Дойдя до отчаяния, она думала о самоубийстве. Голос говорил ей: «Иди в ванную комнату, там есть веревка, хуже уже не будет». Она зашла в ванную комнату, соорудила петлю и накинула ее. В этот момент в сознании, очень слабо, мелькнула мысль о том, что самоубийц не отпевают. Сняв петлю и выйдя на кухню, она позвала ничего не подозревавшего мужа. Рассказав ему все, попросила сейчас же привезти священника.
Отец Владимир слушал эту историю и начинал жалеть, что согласился на требу. Его начинало знобить и появилось ощущение опасности. Подъехали к дому, поднялись в квартиру. Заплаканная женщина открыла дверь и с порога сказала: «Батюшка, когда вы вошли в подъезд, я уже знала, что вы рядом, потому что голос исчез». Это сообщение не прибавило ему мужества. Отслужив водосвятный молебен, отец Владимир приступил к освящению квартиры. Когда проходил с кропилом по комнатам, каждую дверь открывал со страхом. Казалось, что сейчас на него кто-то бросится.
Рассказав людям о необходимости воцерковления и регулярного участия в таинствах Церкви, убедившись, что пострадавшая понимает причину своей беды и искренне раскаивается, батюшка с облегчением возвращался в храм.
Пока они ехали назад, навязчивая мысль появилась теперь уже в голове отца Владимира: «Вот я изгнал из жилища беса, а вдруг он теперь вселится в меня?.. надо непрестанно молиться». Он действительно стал непрестанно молиться. Молился пока ехали, молился в храме, убирая требную утварь, молился по дороге в епархиальную гостиницу. Вечером вернулся со службы священник, который жил с ним в одной комнате. Они были друзьями, из одного города и вместе приняли сан. Вернувшийся священник застал бледного отца Владимира читающим очередной акафист. Он стал расспрашивать — что случилось? Выяснив причину страхов своего товарища, стал успокаивать: «Да сколько еще квартир ты освятишь за свою жизнь? Неужели каждый раз будешь так переживать?». Отец Владимир понемногу успокоился. Совсем поздно они выпили чаю и легли спать.
Ночью отец Владимир внезапно проснулся, как по окрику дневального. Открыв глаза, увидел человека, стоящего у его кровати. Глаза сразу закрыл. Его охватил мертвящий ужас. Страх сковал параличом — не перекреститься, не помолиться. Мелькнула мысль: «Я сплю, или это глупая шутка друга?».
Он знал, что не спит, и стал медленно приоткрывать глаза, чтобы сквозь ресницы все рассмотреть. Небольшая угловая комната второго этажа освящалась двумя большими окнами, в одно из которых заглядывала полная луна. Стол, две кровати и шкаф были всем имуществом. Дверь на ночь закрывали ключом изнутри. Яркий лунный свет ложился на все предметы. Рядом с кроватью стоял человек. Он был в черном из какой-то простой грубой ткани балахоне, скрывающем руки. Черные смолистые волосы, завиваясь, спускались на плечи. Он смотрел на отца Владимира. Поражали его глаза – большие, светящиеся на смуглом лице, с синеватыми белками. Когда отец Владимир сквозь прикрытые веки встретился с ним взглядом, незнакомец улыбнулся. Это была ужасная белозубая улыбка демона. Батюшку затрясло и буквально выкинуло из постели.
Его бил припадок и он истошно кричал. Второй священник, перепуганный спросонья, поливал его водой из схваченного со стола чайника. В дверь стучали разбуженные криком иподиаконы, прибежавшие с первого этажа. Пришедший в себя отец Владимир утверждал, что здесь только что кто-то был. Открыли дверь, и все вместе обыскали комнату. Никого не было…
Прошло более четверти века. Отец Владимир давно служит в Нью-Йорке. У него хорошее чувство юмора, но, когда ему напоминают этот случай, улыбка исчезает с его лица.

взято у протоиерея Александра  Белого -Круглякова.

Добавить комментарий